Доброе утро

Это не мой портрет, а просто аватара, если кто не понимает
 

Демилитаризо- ванная зона
Здесь живет RW



Про меня любимого
Мотологические стихи
Просто стихи
Переводы
Проза
Доброе утро
Проклятый вечностью
Форум
Фотогалереи
 
Поиск по сайту

Часть 2. В Цветочном городе.

«Война - херня! Главное - маневры!»
Военная мудрость.




Конопля вымахала высотой с пятиэтажный дом.

Но в нашей ситуации это-то как раз было не слишком хорошо: мы сидели в зарослях конопли в засаде, поджидая отряд дуболомов Урфина Джюса, который по данным разведки приближался к Цветочному городу. А конопляные заросли - укрытие плохое, поскольку подлеска совсем нет.

Конопля дуболомам на фиг была не нужна: не курят они - сгореть боятся. А что еще можно было взять в цветочном городе, непонятно: не было там больше ничего кроме конопли.

Все началось с того, что кто-то случайно затащил на свой огород конопляное зернышко. До этого в Цветочном городе конопля не росла, а тут это зернышко удачно принялось, выбросив многометровый побег с резными листьями. Ну, и как все, растущее в Цветочном городе, побег этот очень быстро размножился и конопля заполнила собой все, что только можно было заполнить. Как ни боролись коротышки с вредоносным растением, растение все равно побеждало. Однажды, по совету Знайки, коноплю попробовали сжечь. Конопля горела плохо, зато сгорел дом, который совсем недавно построили себе Винтик и Шпунтик. В общем, заглушила конопля всю растительность. В том числе и съедобную. Совсем отчаялись коротышки. Но тут, ненароком, заглянул в Цветочный город к своему приятелю Незнайке Чебурашка. Увидел он такое богатство и обомлел. В конопле Чебурашка толк знал. Войдя в бедственное положение местных жителей, он не стал держать свои знания в секрете, а объяснил им, что такое конопля и как с ней обращаться. В самое ближайшее время весь город варил конопляный отвар, сушил солому и собирал пыльцу. Часть из приготовленного потребляли сами, а остальное отправляли в Солнечный город - в обмен на еду и прочие нужные товары. Но, вскоре, все жители так опились отвара и обкурились, что караваны в Солнечный город ходить перестали. Да и зачем это было нужно? Какая на фиг нужна еда, если есть конопля? Да и из Солнечного города тамошние аборигены, отведав конопляного кайфа, сами стали за товаром гонцов присылать. Жизнь налаживалась.

Мы прибыли в Цветочный город как раз в период конопляного бума. Укуренные жители валялись на улицах там и сям, не боясь простуды - в городе было вечное лето. Весь бизнес с гонцами из Солнечного города вел более-менее сохранявший рассудок доктор Пилюлькин. Он конопли не потреблял, так как уже давно подсел на таблеточки и был их ярым сторонником. А работами по сбору и обработке конопли руководил Знайка, у которого на коноплю была аллергия и поэтому ни курить ее, ни пить отвар он не мог. Знайка пинками поднимал одуревших жителей, собирал рабочую команду, и под управлением державшихся крепче остальных Винтика и Шпунтика, отправлял всех в поле.

Остановились мы у Незнайки и в идиллической обстановке провели дней пять. Для Горыныча пришлось построить небольшой загончик. В загончик набросали конопляной соломы. Горыныч курил в три головы и все время требовал, чтобы ему принесли еще травы. Пилюлькин был очень недоволен: говорил, что халявщик Горыныч потребляет больше четверти товара, приготовленного на экспорт. Врал, конечно. Просто жмотился, клизма в халате. А мы сидели на терраске, попивали отвар, покуривали, поедали разные фрукты и овощи и мирно беседовали о днях минувших и строили планы на будущее. Буратино и Чиполлино иногда исчезали ненадолго. Возвращались очень довольные и вид у них был самый умиротворенный. Чебурашка обсуждал со мной древнегреческие мифы и их современные отражения, а Вини и Пятачок играли в шашки в поддавки. Выигрывал всегда Пятачок, но Вини не обижался и продолжал с увлечением повторять одну и ту же проигрышную комбинацию. Карлсон после очередной порции конопляного отвара выделывал над нашими головами непостижимые фигуры высшего пилотажа. Один Кащей ходил как неприкаянный: трава его почти не брала, а ширева Буратино с Чиполлиной ему не давали, несмотря на его нудные приставания.

Идиллию нарушил Ежик в тумане, появившийся однажды вечером у нас во дворе. Кусок тумана он притащил с собой, поэтому мы сначала решили, что с травой пора завязывать, но потом пригляделись как следует и узнали Ежика.

Отдышавшись, Ежик рассказал, что к городу движется армия Урфина Джюса под командованием генерала Кукиса. Насчет армии он, конечно, преувеличил - не было у Урфина столько волшебного порошка, чтобы армию оживить. А вот штук на тридцать-сорок дуболомов порошока вполне могло хватить. И эти дуболомы могли составить достаточно боеспособный отряд. Тем более, что в последнее время Урфин Джюс, наученный горьким опытом, стал вылущивать дуболомам головы и засовывать туда мозги, секрет изготовления которых ему за литр самогона продал Гудвин перед отлетом из Изумрудного города.

Еще Ежик сказал, что дуболомы уже разорили два города в стране коротышек. Зачем они это делали и чего добивались Ежик не знал. Были только какие-то смутные слухи, что дуболомы кого-то или чего-то ищут.

Мы приютили бедного уставшего Ежика, дали ему курнуть. Ежик успокоился и прикорнул на соломе рядом с Горынычем.

Но этим дело не кончилось. Решили мы было, что утро вечера мудренее, и завалились спать. Но посреди ночи приперлись эти уроды с острова Чунга-чанга и перебудили всех своими воплями. Оказывается, на их чудо-остров тоже напали дуболомы, переломали все пальмы, загадили водоем, а всех аборигенов отделали дубинками и разогнали.

Это уже становилось интересно. Чунга-чанга был совсем недалеко от Цветочного города, поэтому надо было срочно решать - организовывать нам сопротивление или брать ноги в руки и сматываться. Наилучший вариант, конечно, смотаться, но это означает - бросить конопляное богатство на произвол судьбы. Этого мы сделать просто не могли. С другой стороны, как и, главное, с кем обороняться? Жители города за исключением Пилюлькина, Знайки, Винтика и Шпунтика были абсолютно небоеспособны. Да и наша компания не особо того. Единственная грозная боевая единица - это Змей Горыныч с его огнеметными глотками. Но, и здесь нас ждал облом: порасспросив Горыныча, мы выяснили, что огнеметом он работать может, если предварительно хлебнет литров сто высокооктанового бензина. А бензина у нас не было. Срочно нужно было отправлять кого-то в Солнечный город.

Мы растерянно стояли и смотрели друг на друга. Один Кашей с помощью костистых кулаков успокаивал не в меру расшумевшихся пришельцев с Чунга-чанги.

- Так, народ. Слушай мою команду! В одну шеренгу становись. По порядку рассчитайсь! - пришлось мне вспомнить, что я какой-никакой, а все же офицер запаса - лейтенант-инженер химических войск. Надо принимать команду на себя.

Толкаясь и переругиваясь мои партизаны кое как выстроились.

- Значится так! - начал я организационную речь. - Ввиду грозящей нам опасности, вы все считаетесь мобилизованными! И называться мы теперь будем «Отряд самообороны имени Папы Карло».

- Ну вот, опять моего папу всуе поминают, - недовольно пробубнил Буратино.

- Ррразговорчики в строю отставить! - гаркнул я. Буратино заткнулся, но тут подал голос Пятачок:

- А правда, почему имени Папы Карло? А почему не имени Кристофера Робина?

Я подморгнул Кащею и воздух разорвался громким треском оплеухи. Пятачок отлетел метра на три.

- Встать в строй! Объясняю для тупых. С кем мы собираемся сражаться? С дуболомами! А из чего они сделаны? Правильно - из дерева. А Папа Карло был известный спец по деревообработке. Чего нельзя сказать о Кристофере Робине. Тот, помнится, все за слонопотамами гонялся. Теперь все усекли?

Усекли все. Кащей, добровольно принявший на себя роль сержанта, прохаживался перед строем, сверлил бойцов взглядом и проверял качество равнения. Я решил, что такую инициативу следует поощрить.

- Кащей!

- Я! - Кащей вытянулся, грудь колесом.

- Ты, Кащей, как я понимаю, в боевых делах опытный.

- Так точно!

- Назначаю тебя сержантом. Будешь этих духов в военном деле натаскивать и за дисциплиной следить. Дальше. Рядовой Пятачок!

- Я!

- Назначаю тебя ефрейтором, командиром бронебойного взвода.

- Есть! - глаза у Пятачка сверкали, розовые ушки шевелились от удовольствия.

- А почему его ефрейтором? - подал голос недовольный Чебурашка, который тоже, видимо, претендовал на командную должность.

- А потому, рядовой Чебурашка, что у ефрейтора Пятачка ружье есть, - Чебурашка понуро опустил голову, - Но ты не волнуйся. У тебя тоже таланты имеются. Ты со снабжением хорошо справляешься. Поэтому, назначаю тебя каптером. Вот так. И сразу же тебе задание. Бери у Пилюлькина пять-шесть пакетов с пыльцой и на Горыныче мухой в Солнечный город. Боевая задача: выменять на пыльцу бензин и заправить Горыныча. С собой берешь Кащея - он лихо Горынычем управляет. И без бензина не возвращайтесь. Кащей, Чебурашка, кругом марш! Исполнять!

- Есть!

- Есть!

- Так. Теперь задание рядовому Пуху. Пойдешь вместе с Чебурашкой к Пилюлькину за пыльцой. Если этот шарлатан будет упираться, накостыляйте там ему как следует и объясните, что в виду военного времени мы его и расстрелять можем. На то у нас ружье имеется.

- Есть!

- Все остальные: быстро пробегитесь по городу. Найдите Знайку, Винтика, Шпунтика и соберите все топоры, пилы и прочее подобное. Все поняли?

- Так точно!

- Тогда, выполнять! И заткните вы глотку этим гражданским с Чунга-чанги! Задолбали уже своими воплями.

***

Все вышло как нельзя лучше: с Пилюлькиным проблем не возникло - он валялся обожравшись таблеток под большим лопухом и рассказывал прикорнувшему около него Пончику похабные медицинские анекдоты. Ребята просто забрали со склада пакеты с пыльцой, оставили расписку и тихо удалились. В Солнечном городе тоже все прошло гладко, даже лучше чем можно было ожидать. Накануне профессор Звездочкин затарился у нас большой партией конопляного отвара. Когда мои ребята приземлились на вертолетной площадке Космического института, то обнаружили, что в институте полным ходом идет продолжение вечеринки, начавшейся еще вчера. Толстый волосатый профессор Звездочкин, одетый в одни трусы гонялся за пьяными в стельку Фуксией и Селедочкой. Профессор называл их «рыбками» и «цыпочками», делал непристойные предложения и пытался схватить их за предметы одежды, а Фуксия и Селедочка визжали и уворачивались. Другие сотрудники тоже веселились во всю. Договариваться, насчет бензина было не с кем - ни одного вменяемого индивидуума в поле зрения не было. Тогда ушлый Кащей порыскал кругом и вернулся со связкой ключей. Один из ключей подошел к складу ГСМ. И тут-то бывалого снабженца Чебурашку осенило!

- Ребята, зачем нам бензин? Смотрите - вот это, гораздо лучше, - Чебурашка махнул ушастой головой в сторону стеллажа с бочками. На бочках была надпись: «Ракетное топливо».

У Горыныча потекли слюнки: ракетное топливо - это же круче бензина. Даже самого высокооктанового.

- Давай, Кащей, быстро! Пока эти не очухались.

Кашей с Чебурашкой подкатили к каждой из голов Горыныча по бочке, вскрыли их. Горыныч попробовал, причмокнул и быстро высосал все три бочки. Ему подкатили еще, но больше в Горыныча не лезло.

- Все, под крышечку, - удовлетворенно прохрипел он средней головой.

- Ну, тогда скорее обратно, - скомандовал Чебурашка.

На взлете у Горыныча начались проблемы - он сильно отяжелел от выпитого горючего и с трудом сумел подняться в воздух. Но мало-помалу он все же набрал высоту и через пол-часа уже приземлился около дома Незнайки.

Тем временем, мы тоже готовились к обороне. Вместе с присоединившимися к нам Знайкой, Винтиком и Шпунтиком мы отправились собирать топоры и пилы. И тут Знайку осенило: он изобрел самострел из которого можно было стрелять горящими стрелами. Винтик и Шпунтик тут же отправились в мастерскую, чтобы под руководством Знайки смастерить несколько штук. А мы прошерстили город, нашли пять топоров и две пилы.

К полудню все собрались на дворе у Незнайки. Пора было передохнуть, но у нас не было сведений о противнике. Требовалась разведка.

- Кто пойдет? Добровольцы есть? - я исподлобья рассматривал свою команду.

- А может этих… ну беженцев пошлем, - с надеждой предложил Чиполлино.

- Толку от них, - Буратино сплюнул, - разбегутся и все. Только демаскируют нас. Негритосы хреновы!

- Тут авиаразведка нужна, - высказал предложение Вини Пух, - Пусть Горыныч слетает.

- Не, Горыныча нельзя - устал он. Сюда еле долетел. А скоро бой, ему отдохнуть надо, - резонно возразил Чебурашка.

Тут-то меня осенило!

- Так, а где авиатор-то наш с пропеллером в жопе? Что-то давно не видел его. Ну-ка быстро, все ищем Карлсона!

- А чего его искать-то, - снова подал голос Чебурашка - С вечера еще конопляного отвара пережрал и на огород блевать пошел. Где-то там и валяется.

- Ну-ка быстро его сюда!

Карлсон действительно был найден на огороде, приведен в расположение, погружен пару раз в бочку с водой. Когда он немного очухался, я быстро ввел его в курс дела. Карлсон сначала отбрыкивался, ссылаясь на отсутствие военного опыта, но, в конце концов, преисполнился осознанием важности возложенной на него задачи, включил пропеллер, сделал прощальный круг над домом и полетел на разведку. Мы проводили его взглядом и немного расслабились.

***

Расслаблялись мы недолго - все же военное время. Отдыхать после войны будем. Я отдал приказ Кащею потренировать нашу команду. Кащей тут же построил всех и начал разучивать строевую стойку, повороты направо и налево, ползание по-пластунски. Растянувшись на соломе с самокруткой в зубах, я удовлетворенно наблюдал за учениями. Послеполуденное солнышко пригревало, глаза слипались сами собой…

- Карлсона подбили! Карлсон горит! - дикий вопль часового Чиполлино вывел меня из послеполуденной дремы. Из-за кромки конопляной заросли на бреющем полете появился Карлсон. Из задницы у него вырывался черный дым - Карлсон, действительно, горел. Продолжая терять высоту, он перемахнул через посадочную площадку во дворе и с треском приземлился где-то на задах, в огороде.

- В слепую на посадку заходил! - прокомментировал Чебурашка. - Прямо «Хроника пикирующего бомбардировщика» какая-то…

Я схватил стоявшее у крыльца ведро, зачерпнул из бочки воды и бросился на огород. Все остальные уже спешили туда.

- А ну расступись! - я подбежал к месту приземления и с ходу выплеснул на дымящегося Карлсона воду. Карсон ухнул, дым резко уменьшился.

- Чиполлино!

- Я.

- Почему покинул пост? Три наряда вне очереди. И быстро на место.

- Есть.

- Остальные, поднимайте пострадавшего и в санчасть… Ну во двор, то есть. И в бочку его задницей - пусть остывает. А ты, Буратино, пулей летишь за Винтиком и Шпунтиком - пусть быстро сюда выдвигаются. И инструмент чтобы захватили - видишь Карлсончику нашему пропеллер повредили.

Карлсона дружно оттащили во двор и посадили задницей в бочку с водой. Карлсон еще раз облегченно ухнул.

- Мотор перегрелся, - проскрипел он. - Эти уроды мне пропеллер повредили - вот и пришлось на форсаже возвращаться.

- Ну, разведка, докладывай.

- Значит, дело было так - начал Карлсон.

А дело было так. Для начала он облетел по кругу весь город. Не заметив ничего подозрительного, Карлсон взял курс на направление вероятного приближения противника, то есть, на Чунга-чангу. Пролетев километров двадцать вдоль дороги, пролегавшей среди зарослей конопли, он, наконец, увидел колонну дуболомов. Соблюдая осторожность, он пролетел над колонной на приличной высоте, но не смог рассмотреть подробностей и пересчитать врага. Тогда на втором заходе он снизился и прошел над колонной на бреющем. Врагов было много - не меньше сотни. Но не это заставило Карлсона пойти на третий заход, а то, что он увидел в конце колонны. А увидел он там генерала Кукиса в окружении дуболомов-охранников. И были эти охранники не простыми дуболомами - деревяшками, покрашенными масляной краской. Нет, эти были совсем другими: они сверкали на солнце металлическим блеском.

- Хотел я их рассмотреть, получше, совсем низко опустился… Ну тут мне и врезали! Там у них оказывается в боевом охранении эти… ну как их… которых Урфин из коряг понаделал…

- Полицейские! - подсказал Чебурашка.

- Во! Они самые! Ну вот они меня из рогаток и шарахнули перекрестным огнем. Хорошо еще, что дотянуть до базы смог.

- А сколько там этих странных, блестящих? - поинтересовался я.

- Штук двадцать. Может пятнадцать. Но не меньше. Точно не успел я подсчитать - срезали меня. Да, и этих - с рогатками - еще штук десять.

- Что ж, молодец! Орел! От лица командования ополченческого отряда имени «Папы Карло» выражаю летчику-наблюдателю Карлсону благодарность и представляю его к награждению орденом серебряной конопли.

- Да я за коноплю… - Карлсон чуть не выпрыгнул из бочки от распиравшей его гордости.

- Ладно, ладно - я мягко придавил его обратно в бочку. - Сиди охлаждайся. А! Вот и механики прибыли.

Подбежали запыхавшийся Буратино с рюкзаком с инструментами за плечами и Винтик и Шпунтик - налегке.

- Так, самоделкины! Займитесь авиатехникой. Давайте, чтобы через пол часа авиатор в порядке был - нам без разведки никак нельзя. И вообще, пора на позиции выдвигаться - через пару-тройку часов дуболомы к городу подойдут, а мы ни хрена не готовы. Даже позиций не оборудовали. Тфу!

- Мне бы смазочки для пропеллера, - жалобно проскрипел Карлсон.

- Винтик, доставай-ка солидол - смажь нашего героя.

- Да не солидол ему нужен, - Винтик грусно понурил голову - Он же вареньем смазывается. А во всем городе варенье только у жлоба Пончика есть. А он нипочем не даст. Даже ложку облизать не даст.

- Это точно, - подтвердил Шпунтик.

- Каптер, ко мне!

- Я здесь, - Чебурашка, как всегда был под рукой.

- Бери с собой караул: Пуха и Буратину, и бегом к Пончику. Конфискуете у него две трехлитровые банки горючесмазочных веществ на нужды армии. А если начнет артачиться, то аккуратненько так разьясните ему, что война сейчас и может он легко загреметь в штрафбат. Тогда ему не только варенья не видать - сухаря паршивого не получит. Смазку отдадите механикам и догоняйте нас - мы двинемся по дороге на Чунга-чангу. И прихватите с собой Пилюлькина - присваиваю ему звание военврача.

- Есть!

- Все строем на дорогу. Кащей, ты отряд поведешь.

- Есть!

- А вы, - я перевел взгляд на Винтика и Шпунтика, - как нашего героя в порядок приведете, вместе я ним и Знайкой за всеми остальными двигаетесь. И самострелы свои огнеметные прихватите. Всем все понятно?

Всем было все понятно.

- Хорошо. Я вперед налегке пойду - рекогонсцировку надо сделать, позицию выбрать.

***

В том, что с таким тяжелым огнеметным вооружением, как Горыныч, мы без труда сожжем дуболомов старой модели, я не сомневался. Но что это за новая модель, которую заприметил Карлсон? Отчего они так блестят? Неужели столяр Урфин Джюс переквалифицировался в кузнеца и наковал для своей армии «железных дровосеков»? Сомнительно. Кованое железо так не блестит. Даже не знаю, что и подумать. Одна надежда на то, что Горыныч заправлен не бензином, а ракетным топливом - сгореть должно все, что вообще может гореть. И еще момент: было бы очень неплохо захватить в плен генерала Кукиса и вытянуть у него - хоть под пытками - информацию о том, что же ищут дуболомы в стране коротышек.

Так я размышлял двигаясь по дороге на Чунга-чангу.

Километрах в полутора от города я, наконец, нашел то, что искал - подходящую позицию: дорога делала плавный поворот на девяносто градусов и при этом проходила между двумя холмами. Дуболомам при нашем нападении не смогут разбежаться по сторонам - путь будет открыт только вперед или назад. Спереди по ним ударит Горыныч, а сзади разместим отряд огнеметчиков: Винтика и Шпунтика, усилив их снайпером Пятачком. Пятачку поставим задачу: метким выстрелом свалить с ног генерала. Тогда можно будет попробовать захватить его в плен.

***

Подошли все наши. Я разместил их по боевым постам, помог замаскироваться, объяснил каждому его задачу. Пятачок, поняв, какую важную роль в боевых действиях я ему отвел, очень возбудился, затрясся прядая розовыми ушками. Пришлось его слегка успокоить, объяснив, что задача на него возложенная не только почетна, но и опасна: дуболомы, хоть сами свинины не едят, зато их хозяин - Урфин Джюс - обожает свиные отбивные. Глаза Пятачка налились кровью. «Ненавижу!», - пробормотал он и начал обустраивать свою снайперскую позицию.

Сам я занял командный пост рядом с Горынычем, а Знайку послал за поворот с приказом оповестить нас, как только появится противник.

Солнце склонялось к горизонту. Время тянулось невыносимо долго. Даже закурить было нельзя - можно было демаскировать засаду.

Минут сорок прошло в томительном ожидании. Горыныч задремал. Я тоже начал дремать, привалившись к его тушке, покрытой шершавой чешуей. Но долго подремать мне не удалось: весь покрытый конопляной пыльцой, запыхавшийся от быстрого бега, появился Знайка.

- Идут, идут! Уже близко - зашептал он мне в ухо.

- К бою! - я скомандовал не громко, но, кажется, услышали все. Даже Горыныч проснулся.

- И еще, - Знайка дергал меня за рукав.

- Что, что такое?

- Я, вроде, сумел рассмотреть, что это за блестящие дуболомы!

- ???

- Это на них костюмы пожарных, вот что.

- Как это? - я не врубился.

- Ну костюмы такие специальные. Из теплоотражающего материала. Их пожарные надевают, когда пожары на нефтяных месторождениях тушат. Я по телеку видел.

- Так вот оно что… Ну и хитрая же жопа этот Урфин Джюс! Создал себе несгораемую гвардию. Вот дерьмо!

- Херня это все! - Горыныч пододвинул свою левую голову к моему уху совсем близко и обдал меня смрадом ракетного перегара. - Я же ракетным топливом заправился. Сгорят они на хер в своих костюмах, правую голову на отсечение даю!

- Эй, ты там что на счет правой головы? - поинтересовалась правая голова Горыныча.

- Да я говорю, что у тебя струя самая мощная - значит, тебе и начинать, - быстро ответила левая голова.

- Да, струя у меня ого-го, - удовлетворенно просипела правая голова и на этом и успокоилась.

- Слушай, а ты уверен, что сгорят они в этих костюмах? - продолжил я диалог с левой головой.

- К гадалке не ходи. Изжарятся как цыплята в фольге на гриле. Вот если бы я бензином заправлен был, тогда проблематично. А так… Гавно вопрос.

- Хорошо. Верю. Тогда смотри, когда будешь наводить, то постарайся не задеть генерала - он нам для допроса живой нужен.

- Постараюсь, конечно, но это уж как получится - я в бою в амок впадаю.

- А я к тебе Кащея в качестве корректировщика приставлю. Идет?

- Угу, давай Кащея сюда.

Знайка был послан за Кащеем, который не замедлил явиться. Едва я успел поставить ему новую боевую задачу, как из-за поворота показалась колонна дуболомов.

- Кащей, пока не дам команду, из Горыныча огонь не открывать! Пусть Пятачок по генералу сначала отстреляется - может сумеем все-таки его живьем взять.

Впереди колонны противника и по сторонам рыскали корявые полицейские. Они внимательно осматривали саму дорогу и кусты по обочинам. «Хорошо, что я выбрал такое место - на холмах», - подумал я, - «Сюда они залезать не будут».

Голова колонны уже выползала на пристрелянную Горынычем позицию, когда из-за поворота показался генерал Кукис - он шел в самым последним вслед за рядами гвардейских, одетых в пожарные костюмы дуболомов. Я подождал немного, пока он приблизится к позиции Пятачка. Вот сейчас, сейчас… Да!

- Пятачок, хреначь! - заорал я изо всех сил.

Почти в тот же миг Пятачок выстрелил.

Здоровенная резиновая пробка от ванной, которой было заряжено ружье Пятачка, со смачным звуком врезалась генералу в голову. Попадание было исключительно точным и эффективным - генерала отбросило с дороги в глубокий кювет, наружу торчали только его ноги. «Я тебе покажу отбивные…», - донесся до меня торжествующий визг пятачка. Все на мгновение замерли.

- Кащей, огонь! Бронебойщики, огонь!

- Горыныч, давай, - Кащей толкнул Горыныча в бок.

И Горыныч дал. Вы, наверное, видели документальные кадры о старте космического корабля. Так вот зрелище было очень похожее. Авангард отряда дуболомов был просто сметен огневым валом. Загорелась конопля на противоположном холме.

- Давай, Горыныч, давай! Поджарь их!

Противник был в полной растерянности. Уцелевшие дуболомы сбились в кучку и уже собирались дать деру, но в это время с тыла их обстреляли горящими стрелами бронебойщики Винтик и Шпунтик. Дуболомы заметались. Только гвардейцы, одетые в огнезащитные костюмы более менее сохраняли спокойствие. Они разделились на две группы: одна двинулась в сторону наших позиций, а другая к позициям бронебойщиков. Это было совсем нехорошо. Если они доберутся до Винтика и Шпунтика, то ребятам хана. С другой стороны, они отойдут подальше от потерявшего сознания генерала и их можно будет спалить Горынычем без боязни задеть генерала.

- Ребята! Винтик, Шпунтик, Пятачок! Быстро отходите за скат холма - я орал так, что казалось, сейчас у меня лопнут кишки. Но, вопль мой был услышан - ребята быстро снялись с места и перебрались через холм. Неуклюжие дуболомы вязли в песке и не могли поспеть за ними.

- А теперь, Горыныч, давай, жги вот тех, которые на ребят идут. Кащей, наводи!

Второй залп Горыныча был так же эффективен, как и первый. Отряд, преследующий наших бронебойщиков, был сметен огненным валом. Не помогли и огнезащитные костюмы - дуболомы сгорели вместе с ними.

- Так, отлично! А теперь, прицел по тем, которые на нас идут!

Еще залп Горыныча. «Все сметено могучим ураганом…». Только несколько уцелевших дуболомов метались по дороге. Бой был выйгран.

- Кащей! Добей эти дрова. Только наводи точнее, а то всю коноплю спалим.

- Будь сделано.

Тут я бросил взгляд на то место, где должен был лежать генерал. Сквозь огонь и дым было плохо видно, но мне показалось, что генерала там уже не было.

- Все, кроме Кащея и Горыныча! Быстро искать генерала! - я бросился вниз с холма.

Когда я подбежал к кювету я понял, что генерал никуда не делся - он был на месте. Его просто зацепил залп Горыныча. Ноги генерала сгорели полностью, огонь перекинулся на красивое палисандровое тело. Надо было что-то срочно делать.

Подбежали мои ребята, кроме Буратино - он тоже боялся огня и опасливо притаился на вершине холма.

- Чего делать-то? Генерала спасать надо, - Чебурашка, как всегда, моментально уловил суть дела.

И тут на меня снизошло озарение.

- Все встали в кружок. Вокруг генерала. Быстрее, быстрее! Так, молодцы. А теперь, всем ССАТЬ!!!

Меня поняли без всяких объяснений. Через несколько мгновений то, что оставалось от генерала было обильно обоссано. Огонь погас. Нам удалось спасти больше половины деревянного наполеона. А самое главное - не пострадала голова с мозгами, изготовленными по рецепту Гудвина Великого и Ужасного. Правда, на этот счет у меня тоже имелись сомнения, поскольку, если бы мне кто-то так засветил пробкой от ванны, то вряд ли после этого я бы когда-нибудь смог самостоятельно донести до рта рюмку водки.

***

То, что не удалось сделать Знайке, случилось само собой, как результат военных действий: залпы Горыныча подожгли коноплю. Последнее время погода стояла засушливая и конопля подсохла. И, кроме того, Знайка пытался поджечь коноплю снизу, у толстых мясистых стволов, а Горыныч подпалил ее сверху и засыхающие листья споро занялись пламенем. Пора было убираться подобру-поздорову.

- Горыныч, Кащей! Берете с собой Знайку и и Буратину - он у нас тоже пожаронеустойчивый - и быстро обратно в город. Организуете там противопожарные мероприятия. Ну, канавы там всякие, просеки… В общем, Знайка разберется. Пусть этим делом он командует. А мы потихоньку по правой стороне дороги двинемся - горит-то в основном все слева.

Пожарную команду не пришлось дважды уговаривать. Через пятнадцать секунд Горыныч уже исчез за клубами дыма. Оставалось решить задачу по доставке обоссаного генерала Кукиса в Цветочный город для подробного допроса с пристрастием. Тащить его на себе никто не хотел. И не только потому, что генерал был обоссаный, а еще и потому, что палисандр, из которого был сделан генерал - штука достаточно тяжелая.

Задачу решили Винтик и Шпунтик. Они нарезали самых толстых стволов конопли, связали их веревками, которые достали из своих походных рюкзаков. Получилось что-то вроде саней или розвальней. К ним привязали веревки с петлями на конце. Генерала всеобщими усилиями перекатили на сани и впряглись в петли.

- Эй, ухнем!

Генерал был тяжел, очень тяжел. В воздухе летала копоть и пыль. Дышать было тяжело, пот заливал глаза. Но потихоньку-полегоньку мы все же продвигались в сторону города.

Генерал пришел в себя и тихо жаловался на свою незавидную долю военнопленного. Под его нытье и стоны часа через три, когда уже совсем стемнело, мы, наконец, добрались до города.

В городе полным ходом развивались противопожарные мероприятия. Приведенные в чувство коротышки копали канавы, рубили просеки в конопле на границе города, наполняли баки водой. Изобретательный Знайка нашел применение военной технике в мирных целях: он заставлял Горыныча набухиваться водой под самую завязку, а потом выпускал его на самые опасные очаги пожара. Горыныч подлетал, прицеливался и выпускал мощные струи воды из своих огнеметных глоток.

Мы не стали принимать участия в противопожарных мероприятиях: все здорово устали. Генерала свалили с розвальней во дворе, обдали его водой из садового шланга, крепко связали и поставили часового - добровольно взявшего на себя эту роль рядового Чиполлино. Как выяснилось, генерал совершенно не выносил запаха лука и Чиполлино предложил подежурить около него: вдруг тот не выдержит лукового запаха и расколется, расскажет, что же искали дуболомы в стране коротышек. Что, ж, попытка не пытка. Ну, а мы приняли по кружечке конопляного отвара, курнули и повалились спать на террасе, совершенно обессиленные.

***

Утро встретило нас дымом и копотью. Конопляные леса вокруг города догорали. Коротышки под умелым руководством Знайки сумели-таки отстоять свой город от огня. Немалую роль здесь сыграла и противопожарная техника в лице Горыныча, управляемого виртуозным пилотом Кащеем. Теперь Горыныч и Кащей спали, мирно обнявшись, в загончике Горыныча. У Кащея от истощения запали глаза, а Горыныч, наоборот, сильно распух от огромного количества выпитой воды и громко икал во сне. Здесь же, рядом с загончиком, валялся Знайка в рваной, пропахшей дымом одежде. Знайка был весь покрыт какими-то лишаями. Ему пришлось, наплевав на свою аллергию, хлебнуть посреди ночи конопляного отвара - иначе бы он не смог командовать, а просто упал бы и заснул от усталости. Теперь придется его лечить.

Мы оставили наших пожарных отдыхать и сели позавтракать на веранде.

- Ну вот, прощай наша лафа, - грустно резюмировал Незнайка, - Конопля-то почти вся сгорела… Осталась только та, что в черте города. Но ее и нам самим мало. Что же теперь будет с поставками в Солнечный город? А неустойки по заключенным контрактам?

- Пусть об этом у Пилюлькина голова болит, - оборвал жалобы Незнайки Чебурашка. - Нам конопли хватит вполне. Да и раплодится она скоро. Еще сильнее, чем было, расплодится. Конопля - это, знаешь, какое растение правильное! По всем статьям правильное!

Все согласно закивали головами. Один Пилюлькин сидел с печальным видом - вероятно, действительно подсчитывал потери от невыполненных поставок. Время от времени он глубоко вздыхал, лез в карман, доставал оттуда таблеточку, внимательно осматривал ее и отправлял в рот.

- По-моему, пора разобраться с Кукисом, - я встал из-за стола. - Чиполлиновый дух на него не подействовал. Молчит, полено палисандровое, как юный партизан молчит. Придется пытать. Ну, добровольцы есть?

- Да как же его пытать-то? Он же - дерево. Если только огнем. А огнем и спалить его ненароком можно. Да и не хочется после такого пожара с огнем баловаться, - Вини Пух как всегда был настроен на философский лад.

- Я знаю, что делать надо, - подал голос Чебурашка. - Надо позвать доктора Айболита.

- А Айболит-то здесь причем?- не понял я. - Что, он этой деревяшке клистир, что ли, семиведерный вставит?

- А это уже его дело, - продолжил Чебурашка. - Ты не слушай, что про Айболита все говорят: мол, он добрый такой, мартышек разных лечит забесплатно. Ну и все такое. Лажа это все. Просто правду мало кто знает. А вот я знаю! - Чебурашку просто распирало от сознания своей осведомленности.

- Ну вещай, оракул дельфийский.

- А все просто. Никакой он не доктор. Даже не фельдшер. Так, самозванец. Образование у него средне-техническое. ПТУшник, короче. И никакой он не добрый. Это он специально в белый халат обрядился, чтобы легче было в доверие входить. Помнишь тот случай с заболевшими бегемотиками и Бармалеем?

- Ну смутно.

- Так вот доктор этот, действительно, к ним приплыл. Типа лечить их. А самому ему просто бегемотья кожа нужна была для поделок. Вот он их напоил, типа, лекарством и они все сандалии и отбросили. Ну он тихо-тихо с них шкуры поснимал и через Бармалея контрабандой отправил в Изумрудный город - Гудвину. Думаешь из чего у Гудвина воздушный шар был сшит, на котором он к себе в Канзас слинял? Вот так-то вот. А свидетелей не осталось. А сказочку о том, как Айболит героически бегемотиков спасал, а Бармалей ему препятствовал, они с Бармалеем специально сочинили и всем рассказывали. А мне на них Гудвин настучал - они ему по пьянке все рассказали, когда сделку обмывали. И Урфин Джюс там тоже был - хоть у него спроси.

- Ну, дела.

- Я, собственно, почему про Айболита вспомнил. Он ведь по разным пыткам великий спец. У него даже начальник гестапо группенфюрер Мюллер иногда консультировался.

- Хм. Ну давай, звони своему эскулапу. Только предупреди его - чтобы никаких эксцессов. Сделал дело, гонорар получил - и все.

- Сам не маленький, понимаю, как с такими Чикатилами дела вести надо.

***

В томительном ожидании прошло часа полтора. Но, всякому ожиданию когда-нибудь да приходит конец.

Раздалось стрекотание вертолета. Блестящая винтокрылая машина с красными крестами на брюхе и на бортах приземлилась недалеко от дома. Открылась дверка, на землю спрыгнул старикашка в белом халате и с небольшим саквояжем в руке. На саквояже тоже был намалеван красный крест. Старикашка направился к нам, отворил калитку, вошел во двор, и оглядел всю нашу честную компанию. Вид у старикашки был добрый-предобрый, только вот глаза… В глазах поблескивал стальной огонек, который пронизывал насквозь того, на ком взгляд старикашки задерживался более, чем на пару секунд.

- Привет всем, - Айболит приподнял свою докторскую шапочку. - Как вам мое новое летающее приобретение? У Бабы Яги в карты выиграл. А вот уж где она его раздобыла, так то - не моя забота.

И Айболит разразился мерзким квакающим смехом.

- Здравствуйте доктор, - Чебурашка был тут, как тут. Он подскочил к Айболиту с одной стороны, я зашел с другой, и мы мягко оттолкали его за угол дома.

- Дело у нас к вам есть. Серьезное дело, - начал я.

- Серьезные дела серьезных денег стоят, - ухмыльнулся доктор.

Я в подробностях изложил доктору суть ситуации и задачу, помощи в выполнении которой, мы от него ожидали. Доктор слушал и ухмылялся. Начался торг. Аппетиты у Айболита были несоразмерные - он хотел грузовик конопляной соломы и десять тюков с пыльцой. Я, наконец, не выдержал.

- Послушайте, милейший! Должен вам сказать, что вы со всей этой вашей историей с несчастными бегемотиками мне глубоко отвратительны.

- Гудвин…

- Что Гудвин? Простофиля Гудвин понятия не имел, откуда вы с Бармалеем добыли эти шкуры. А когда узнал, то очень расстроился. Очень сильно расстроился.

- А…

- Подождите. Сейчас говорю я. Так вот, несмотря на то, что вы мне очень сильно не нравитесь, я все же обратился к вам. Я обратился к вам, руководствуясь общественными интересами, интересами дела. Обратился к вам с просьбой выполнить некое задание. Я даже готов заплатить за ваши услуги. Хорошо заплатить. Однако, не внемля голосу разума, вы запрашиваете немыслимую цену. А раз так, то слушайте теперь мои условия. Я предлагаю вам за работу два тюка конопляной соломы и две пачки пыльцы. Вот там это все лежит приготовленное, - я показал в дальний конец двора, - В случае вашего согласия, все это добро немедленно будет погружено в вертолет.

- Ну, а в случае отказа?

- В случае отказа я буду вынужден обратиться к другому специалисту.

- Это к кому же еще?

- Ну, например, к доктору Ганнибалу Лектору. Знаете такого? Да мало ли еще к кому. К тому же Карабасу Барабасу. Достаточно известный кукольный садист. И вот еще что. Если мы с вами не договоримся, то я позову своих ребят и прикажу им вас связать. А потом позвоню майору Пронину.

При упоминании майора Пронина Айболит вздрогнул. Лицо его пошло красными пятнами.

- Не надо Пронина. Я согласен. Грузите коноплю и ведите меня к пациенту.

- Ну вот. Так-то лучше. Значит, считаем, что мы договорились. Чебурашка, проводи доктора. И проследи там за процедурой, запротоколируй все, как положено. А я пойду на веранду - не люблю на пытки смотреть. Я вернулся на веранду.

- Ребята, грузите коноплю в вертолет.

Минуты три все было тихо. Я начал было подумывать о том, что может быть Айболит уже не такой спец, каким был раньше, но мои раздумья были прерваны истошными воплями генерала Кукиса. Значит, все же подействовало.

Сначала генерал просто орал взахлеб благим матом. Потом вопли перешли в жалобные всхлипывания. До меня донеслись обрывки слов: «Не надо, только не надо! Я все скажу!». Ай да Айболит! Ну и профи! За пять минут такую палисандровую чушку разговорил.

Еще через несколько минут появился Чебурашка с сияющим доктором.

- Ну вот, я свою работу сделал, - доктор потирал ручки.

- Чебурашка, надеюсь генерала не сильно покалечили?

- Не, Паша, с ним почти все в порядке. Так, немного полировку поцарапали. И мозги…

- Что мозги?

- Ну, доктор ему мозги паяльником прижег слегка.

- А… Ладно, доктор. Спасибо вам сказать у меня язык не поворачивается. Конопля погружена. Садитесь в свой вертолет и уматывайте отсюда на хер. А то у меня так рука и тянется к телефону.

Доктора не пришлось просить дважды.

- Ну докладывай, - я пододвинул Чебурашке стул, - Что рассказал вам Кукис?

***

Как выяснилось, Кукис сам знал не очень много. Суть дела заключалась в том, что где-то в наших краях затерялся «привет», который кто-то кому-то через кого-то передал, и этот кто-то его по назначению не донес или не довез. И «привет» этот был очень важен для Урфина Джюса. Настолько важен, что отправил он свое деревянное войско, оживленное самыми последними остатками волшебного порошка, искать этот «привет» по всей нашей стране. Ну, поиски эти мы благополучно прекратили, но что дальше?

- Да, Кукис еще выдал нам приметы этого самого «привета»! - Чебурашка возбужденно вращал глазами.

- Это как? - не понял я, - Какие приметы могут быть у «привета»?

- А вот какие: длинный - метров пятнадцать, белый, на колесах. На боку надпись.

- Хм… Это что же за «привет» такой? Ничего не понимаю… - я был в полной непонятке.

- Да видел я «привет» этот, - подал голос Шпунтик, - Здесь он, километрах в полутора от города. В болоте застрял. Мы с Винтиком давным-давно уже с него все винтики и шпунтики пооткручивали.

- Так, а поточнее можно?

- Ну, здоровая штука такая. На колесах. Торчит в болоте. Как попала туда - не знаю. На боку надпись какая-то. Вот есть там слово «привет» или нет - не помню! Что б я сдох!

- Да… Ну ка, быстренько все собрались! Идем на поиски. Шпунтик, веди!

***

Это был действительно «привет». Не просто «привет», а огромный тировский трейлер, загруженный под самую завязку продукцией завода «Кристалл» - водкой «Привет». На борту трейлера красовалась надпись: «Водка Привет - лучше для мужчины нет!». Как, и откуда появился этот трейлер на болоте, не знал никто. Да и не интересно это было никому. Знайка организовал разгрузку и доставку. Пилюлькин занимался учетом и складированием.

Когда транспортировка ценного груза была завершена мы снова все встретились на веранде. Стол был накрыт. Только сейчас я понял, чего мне не хватало в Цветочном городе. Да ее самой - нашей родной русской водки. Теперь она у меня есть. Чего еще можно желать? Все мечты когда-нибудь сбываются.


Продолжение следует